"На последнем рубеже обороны". Уроженцы Сумщины в битве за Кавказ

40

Все те, кто родился после войны, наверняка хорошо помнят то странное ощущение незримого присутствия еще кого-то из членов семьи, за которого молились престарелые родители, а необученная таким вещам молодежь просто вглядывалась в увеличенный заезжим фотографом портрет на стене... Лично у меня язык не поворачивался назвать дедом бабушкиного брата – Ивана Свиридовича Лиховоза, уроженца с. Михайловка Буринского района, навечно молодого парня в буденовке, смотревшего с вот такого портрета. Я помню Василия Федоровича Удовицу из соседнего села Чаши, который тоже воевал в 17-м кавполку и был свидетелем гибели Ивана. После войны, бывало, проходя мимо двора, он сворачивал к прабабушке со словами: "Давайте, тьотко, я розкажу, як погиб Ваш Іван". Екатерина Васильевна плакала, наливала рюмку и в который раз слушала его рассказы...

Наверное, каждый житель постсоветского пространства непременно слышал о Сталинградской битве, которая стала одним из переломных моментов в ходе Второй мировой войны. Вместе с тем мало кто вспомнит, разве что благодаря Владимиру Высоцкому и культовому фильму "Вертикаль", о битве за Кавказ, продолжавшейся одновременно со Сталинградской. В 70-ю годовщину тех событий хотелось бы вернуть из небытия имена и судьбы уроженцев Сумской области, погибших при обороне Нальчика – столицы Кабардино-Балкарской Автономной Республики. Бойцов 17-го кавалерийского полка, который сыграл определяющую роль в этой обороне.

К 22 июня 1941 года полк, вошедший в состав  Пограничных войск НКВД, дислоцировался в г. Пятигорске Ставропольского края и насчитывал 945 военнослужащих. В течение 1939-1941 гг. он получал пополнение, в значительной мере состоявшее из призывников из Сумской области – молодых и крепких украинских парней 1918-1921 года рождения. 15 декабря 1941 г. подразделение было переформировано в 17 кавалерийский полк, и до 13 июня 1942 г. он входил в состав Управления ПВ НКВД Азербайджанской ССР. Впоследствии эта часть была передана в состав Внутренних войск НКВД СССР с сохранением прежнего номера и включена в состав 11-й стрелковой дивизии ВВ НКВД.

Находясь с 15 января по 11 декабря 1942 г. в составе действующей Красной армии, полк принимал участие в борьбе с разведывательно-диверсионными группами немецкой армии, в оборонительных боях на Северном Кавказе, охранял войсковые тылы 37-й армии. 23-24 июля 1942 г. подразделения полка обороняли г. Ростов-на-Дону. 9-15 августа 1942 г. в районе Минеральные Воды - Ессентуки 11-я стрелковая дивизия вела тяжелые бои с 3-й танковой дивизией вермахта, в ходе которых 17 кавалерийский полк потерял 127 военнослужащих.
Когда враг непосредственно приблизился к Главному Кавказскому хребту и захватил плацдарм на южном берегу р. Терек, на нальчикском направлении его встретила обескровленная боями 37-я армия генерал-майора Петра Михайловича Козлова, не имевшая на вооружении ни одного танка. Здесь, на шестикилометровом участке прорыва действовали формирования немецкой группы армий "А": 17-я полевая (Р. Руофф) и 1-я танковая армия (Э. фон Клейст) вермахта и 3-я румынская армия. Авиационную поддержку осуществлял 4-й воздушный флот люфтваффе (В. фон Рихтгофен). Враг создал трехкратное превосходство в людях, одиннадцатикратное – в орудиях, десятикратное – в минометах и абсолютное – в танках.

К утру 26 октября противник подошел к Нальчику. В бой с ним вступили части 11-й стрелковой дивизии ВВ НКВД, защищавшей город. Крайне малочисленная дивизия скорее напоминала бригаду и состояла не из шести штатных полков, а лишь из 17-го кавалерийского и 278-го стрелкового полков и в целом насчитывала 1956 человек личного состава вместо 11314, которые должны быть по штату. Развернулись уличные бои. В течение трех дней спешенные конники и стрелки самоотверженно сражались с врагом. Совместными усилиями они уничтожили до 1500 человек живой силы врага, сожгли и подбили 28 танков и 1 бронемашину. Главную роль в борьбе с вражеской техникой, кроме гранат и винтовок ПТР, сыграли три 76-мм пушки, остававшиеся на вооружении 17-го кавполка.
Однако главная опасность всегда приходила с неба: сначала появлялся ненавистный корректировщик "FW-189", по которому стреляли все, кто имел оружие, а потом до 70 вражеских бомбардировщиков эскадры "Эдельвейс" сваливали на город смертоносный груз. Только на один аэродром Нальчика они совершили 42 налета.

Уже днем 26 октября после непродолжительного боя немецко-румынские войска захватили дом партактива, вышли к аэродрому и стали продвигаться в сторону городского парка и Долинской. 27 октября рано утром вновь разгорелись ожесточенные бои. Враг захватил Промгородок, железнодорожную станцию и большую часть Нальчика. На подходе к городскому парку в районе современных улиц Лермонтова и Шогенцукова оставались последние рубежи защитников города. До 9 часов вечером 28 октября 1942 г. немецкие частям при поддержке переброшенного с высоты 910 батальона румынской пехоты удалось полностью овладеть Нальчиком. Остатки советских войск были вынуждены отходить по склонам и лесной дороге в сторону Черекского ущелья...

Как вспоминал очевидец тех событий, прикрывать отход остатков 11-й дивизии было поручено орудийному расчету 17-го кавполка, в котором находился и Иван Лиховоз. Самого же Василия Удовицу командование оставило с биноклем наблюдать "как будут себя вести ребята", не покинут ли позицию. В небе над городом как раз появился немецкий самолет-разведчик "Фокке-Вульф", прозванный в народе "рамой" за характерный вид фюзеляжа. Кружа над пушкой, огрызавшейся огнем на продвигавшуюся вражескую пехоту, он вызвал бомбардировщики и скорректировал артиллерию. Разрывы бомб и снарядов густо легли возле последних защитников Нальчика, а от самой пушки и ее расчета остались лишь клочья на уцелевших деревьях... Поле пригорода Нальчика было усеяно трупами наших солдат, орлы и воронье выклевывали убитым глаза. О них в "погребальных" сводках командования вскоре отметят: "труп оставлен на поле боя"…

А что же полк? Из-за огромных потерь, приказом НКВД СССР от 11 декабря 1942 г. 17-й кавалерийский полк был расформирован, а остатки личного состава переданы на пополнение 2-й гвардейской стрелковой дивизии РККА. Именно она утром 4 января 1943 г. полностью освободила Нальчик от оккупантов...

***
Нужно отдать должное, город Нальчик богат на разнообразные художественно выполненные памятники и мемориалы. На территории городского парка, где был последний рубеж обороны, на братской могиле советских воинов, павших в боях за город, в 1949 г. был установлен красный обелиск Славы "Вечный огонь" архитектора Павла Казанчева. Как указано в паспорте воинского захоронения, братская могила была обустроена 28 июля 1946 г. путем переноса в нее останков 128 бойцов из 32 отдельных захоронений на территории города. На сегодняшний день на плитах выбиты имена 88 воинов РККА, а еще 40 остаются неизвестными.
К сожалению, среди увековеченных имен наших земляков нет. Судя по дате гибели, фамилии солдат, защищавших город в октябре 1942 г., составляют разве что треть от общего списка. Ведь здесь похоронены и освободители, и те, кто позже скончался в местных эвакогоспиталях. Зато согласно только одного "Списка безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 17 кав. п. ВВ НКВД" при обороне города погибли 48 человек, а 84 бойца "пропали без вести". Вместе – 132 красноармейца и командира лишь 17-го кавполка. Но были еще потери 278-го стрелкового полка и потери освободителей!


Известно, что жительница Нальчика Валентина Закаляева во время оккупации более двух недель тайком хоронила павших красноармейцев, а после освобождения города привезла на подводе в горвоенкомат четыре наволочки с документами погибших. Красноармейская книжка, комсомольский билет – полиграфия малоформатная и тоненькая, а потому не трудно предположить, сколько на самом деле документов могло быть в тех наволочках… Беда заключается в том, что, получается, имена павших так и не были учтены местными властями.
Кроме центральной братской могилы, в Нальчике есть еще двойное безымянное захоронение со скромным гипсовым солдатом на постаменте. А в 1971 г. в городе был сооружен еще один монумент защитникам и освободителям г. Нальчика от немецко-фашистских захватчиков в виде танка Т-34-85 на пьедестале. Абсурд: памятник в виде оружия, ни одного экземпляра, которого у защитников в 1942 г. не было! К тому же эта модификация танка выпускалась лишь с 1944 г.

В начале мая 2012 г. члены поискового отряда "Память" МВД по Кабардино-Балкарской Республике во главе с полковником внутренней службы Русланом Маржоховым обнаружили районе Нальчика еще два индивидуальных захоронения, о которых 70 лет знало местное население. Где лежат наши украинские бойцы – неизвестно... Остается надеяться, что органы государственной власти и ветеранские организации Сумской области поддержат инициативу обратиться в горсовет г. Нальчика с просьбой увековечить имена наших земляков на плитах у обелиска "Вечного огня". А пока давайте мы сами вспомним их поименно, в том числе и тех, кто до сих пор не был занесен в "Книгу Памяти Украины"...

Корниенко Олег Николаевич,

член Правления Национального союза краеведов Украины, координатор проекта "Электронная Книга Памяти Украины 1941-1945" по Сумской области, внучатый племянник И.С. Лыховоза.


Назад