Часы за отличную стрельбу

67

Лейтенант-артиллерист Андрей Свиридов стрелял на "отлично". В сентябре 1940 года, по результатам командно-штабного учения в районе Равы-Русской, сам нарком обороны Семен Тимошенко премировал часами начальника артиллерии дивизии полковника Варенцова (кстати, будущего Главного маршала артиллерии) и заместителя командира батареи 122-мм гаубиц Свиридова часами. Начальнику достались золотые, лейтенанту - обычные. Носившиеся обыкновенно на руке круглые карманные часы под цепочку, на обратной стороне которых потом нацарапали номер приказа и фамилии наркома с владельцем. Конечно, никто и думать не мог, как помогут эти часы через 76 лет.


В 2010 году Барышевские копатели наткнулись на останки солдат, принявших последний бой недалеко от села Коржи. В сентябре сорок первого дорог в этом болотном краю было наперечет. Широкие поймы рек Трубеж и Недра не позволяли ни идти, ни ехать, оставляя для движения переправы у сел, редкие грунтовки и ниточку железной дороги. Вдоль них и брели разрозненные группы окруженцев. Немцы, конечно, это обстоятельство тоже отлично знали, выставляя заслоны на ключевых высотах и оперируя в котле полновесными пехотными дивизиями.

Здесь и там последнюю декаду сентября вспыхивали короткие, яростные бои, в которых гибли те, кто не собирался сдаваться. Группа, с которой погиб Свиридов, тоже поднимать руки не хотела. В остатках планшета сохранились клочки дневника, из которых следовало, что последние 122-миллиметровые орудия были взорваны возле Иванькова, под Борисполем. Поэтому последний бой был дан со стрелковым оружием, бессильным против минометов. 17 человек, из которых кто-то сумел полностью или частично установить имена пятерых, похоронили в неучтенной могилке у места гибели.

Скорее всего, установить можно было бы и больше. Но давняя болезнь самодеятельного копательства убила этих солдат во второй раз. А часы кружной дорогой попали в руки к поисковику Юре Мельникову. И появилось у человека внутреннее желание докопаться, какой же именно Свиридов лег в сырой песок на безымянной поляне. То самое желание, которое год за годом заставляет тысячи людей ехать в промозглые леса и месить непролазную грязь в полях от Белого до Черного моря, поднимая своих воинов. Или корпеть в архивах, доставая из пыльных недр имена и бесценную информацию о том, что вроде бы страшно далеко от нас, ныне живущих. Но напрямую касается каждого из нас. 

Движение по этому пути заняло почти два года. Но цифра 322 и короткая надпись "От Наркома Обороны СССР т. Тимошенко л-ту Свиридову" в итоге позволили распутать всю историю. 

26-28 сентября 1940 года 6 армия Киевского особого военного округа под Равой-Русской проводили смотровое командно-штабное учение на тему "Прорыв стрелковым корпусом сильно укрепленной оборонительной полосы противника с последующим вводом в прорыв механизированного соединения". Красная армия училась наступать. Руководил процессом (хотя, скорее, наблюдал) сам маршал Тимошенко. Командующий округом Георгий Жуков, будущий Маршал Победы, в своих мемуарах об этом обмолвился скромно, одной строчкой. Хотя краснеть не пришлось.

Как пишет биограф Жукова Валерий Краснов, стрелковые и танковые соединения показали только хорошие и отличные результаты, штабы - высокую организованность в сложной обстановке. За отличную выучку некоторые соединения были награждены переходящими Красными знаменами. Но самое главное, в открытых источниках нашлись сведения, позволившие из десятков Свиридовых выделить одного. В истории боевого пути 41 стрелковой дивизии отмечено, что в 1940 году Народный Комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко провёл инспекторский смотр, была получена не высокая, но положительная оценка боевой подготовки соединения. Более высокую оценку получила дивизионная артиллерия, действовавшая в учении войск с боевой стрельбой весьма четко и успешно. За отличную подготовку артиллерии соединения начальник артиллерии дивизии полковник С. С. Варенцов, был награждён золотыми часами. Дивизия на тот момент входила в 6-й стрелковый корпус 6 армии, то есть, принимала участие в тех учениях. Кроме того, по окончании Польского похода на Западную Украину размещалась в 50 километрах от города Рава-Русская. В ее состав входил 249-й гаубичный артиллерийский полк.

"С 19.09.1941 г. стрелковая дивизия отражает атаки противника на подступах к аэродрому в районе Борисполя, а уже с 20.09.1941 г. разрозненные группы личного состава дивизии вели бои в окружении. Из окружения отдельными группами вышло около тысячи человек личного состава", - сухо сообщает статистическая подборка. 

В числе пропавших без вести артиллеристов нашелся лейтенант Свиридов Андрей Георгиевич, 1917 года рождения. По этим скупым итогам, через коллег, украинским поисковикам в июне 2016 года удалось получить развернутый ответ из Центрального архива Министерства Обороны РФ, где хранятся все боевые документы РККА. Уроженец с. Воронежская Лазовка Хлевенского района Воронежской области Андрей Свиридов до призыва в армию успел поработать заведующим избой-читальней в Сибири. А в 1936 году был направлен в Томское артиллерийское училище, откуда переведен в Сумское артучилище им. Фрунзе. Там, по всей видимости, и женился. Отец, Георгий Никифорович, проживал в г. Ворошиловград, ныне Луганск. По окончанию училища молодого лейтенант направили служить командиром взвода в в/ч 6324 Харьковского военного округа. А 28.09.1940 г. приказом НКО СССР №322 действительно награжден часами. На 15.02.1941 г. занимал должность заместителя командира батареи 249-го гаубичного артиллерийского полка (в документе - 244-го, бывшего, на самом деле, стрелковым) 41 стрелковой дивизии КОВО. В июне 1941 г. - командир взвода противотанковых орудий 139 стрелкового полка 41 стрелковой дивизии. 

С 22 июня и до момента гибели Андрей Свиридов постоянно находился в бою. Сначала на западной границе, где у села Верхраты его полк успешно отбивал атаки противника и даже переходил в наступление, потом в обороне Львова. 12 июля истрепанная дивизия пришла под Белую Церковь, потом билась у Канева, оттуда переброшена в состав 37 армии под Киев. Когда немцы перепрыгнули через Днепр у Окуниново и захватили плацдарм, 139 и 244 полки в составе боевой группы отправились оборонять Остер. А как следует из почти не сохранившегося дневника Свиридова, последний бой его пушки приняли уже за Борисполем, когда оставившая Киев армия втягивалась, сама того не зная, в полностью закрытый "котел".

Весь жизненный путь офицера уложился в 24 года, но только через 75 лет он перестал быть без вести пропавшим. Но чтобы дошагать с войны ему еще нужно найти свою семью, не оставившую видимых следов. Были ли дети? Живут ли где-то внуки? Может быть, кто-то из них попробует поискать своего солдата и наткнется на этот текст.

 

На фото: те самые учения 1940 года и гаубицы, хорошо знакомые лейтенанту Свиридову. 

Слева направо: генерал-полковник танковых войск, Герой Советского Союза Дмитрий Павлов; начальник штаба КОВО генерал-лейтенант Максим Пуркаев; третий — генерал армии, Герой Советского Союза Константин Мерецков; нарком обороны, Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза С. К. Тимошенко.

Назад